Украсть невесту обычай

Украсть невесту обычай

В известном фильме «Кавказская пленница» похитители невесты оказались на скамье подсудимых. На современном Кавказе суда не бывает практически никогда, а вот похищения девушек встречаются все чаще. Несколько лет назад в Чечне был введен штраф для похитителей – миллион рублей. Но желающих украсть приглянувшуюся девушку и жениться на ней это не останавливает.
Обычай похищения невесты древний. Он практиковался многими народами. В некоторых культурах его следы сохраняются до сих пор. Сейчас на Кавказе эта практика существует в трех основных вариантах.

Если девушку крадут ради шутки, при этом и родители молодых в курсе происходящего, и сами они осознают шутливость, то это — дань традиции. Иногда похищение совершается по сговору парня и девушки. В третьем же случае девушку действительно похищают помимо ее воли, при этом ее родственники могут быть также настроены против брака.

Нередко кражу девушки оправдывают мусульманскими традициями, но это не верно – ислам запрещает браки без согласия обеих сторон. Более того, многие мусульманские деятели настаивают, чтобы на обряде бракосочетания (никях) присутствовал и отец невесты. Отрицательное отношение к похищению имеется и в чеченском традиционном праве, адате. Согласно его нормам женщина должна иметь право выбора. Однако даже муллы часто женятся, похитив невесту. И у такого поведения есть причины.

Некуда деваться

Кавказские родители своих дочерей любят и выдавать замуж за первого, кто попросит их руки, не спешат. А часто жених уже назначен и отказывать ему не станут. Тогда мужчина может начать выслеживать понравившуюся ему девушку.

Когда она останется одна, ее насильно затаскивают в машину и увозят в заранее приготовленное место. Во многих случаях сам факт похищения – это уже пятно на репутации девушки, даже если ее удалось отбить или она смогла сбежать. Но если ее не нашли за ночь, то это уже практически гарантия брака. Родители редко принимают обратно дочь, хотя и такие случаи встречаются.

Порой попытки родственников вернуть девушку заканчиваются конфликтами с применением оружия. Если есть погибшие, то в этом случае просто закрыть глаза на ситуацию получается редко.

У девушек есть возможность сказать «нет» на религиозной церемонии бракосочетания, но пользуются ею единицы – и потому, что потом семья может отказаться от «запятнанной» дочери, и потому, что жених нередко угрожает убийством.

Но даже если девушка и возвращается домой, то на ней мало кто потом захочет жениться – в глазах традиционно настроенного общества она уже опозорена. Мужчины мотивируют свой отказ тем, что не хотят брака с девушкой, до которой дотрагивался кто-то еще.

Девушка, похищенная тем, кого она видеть в мужьях не желает, и отвергнутая родственниками, либо смиряется с такой ситуацией и дает согласие на брак, либо совершает самоубийство.

Для соблюдения видимости законности жених порой платит за девушку отступные. Семья, скорее всего, согласится и без них. Тайные свадьбы проходят редко.

По взаимному согласию

Иногда похищение выбирают и сами жених и невеста. Например, если родители хотят выдать дочь за выбранного ими жениха, а у девушки уже есть возлюбленный. В этом случае родительский страх того, что дочь будет опозорена, нередко играет молодым на руку, и они получают согласие на свадьбу.

На похищение «по согласию сторон» решаются и в том случае, если жених или невеста младшие в семье, а их старший брат или сестра еще не в браке. В этом случае полагается либо ждать свадьбы старшего сына или дочери, либо устраивать «вынужденное» бракосочетание, чтобы не допустить позора на всю семью.

Порой родители в курсе планирующегося похищения. Это происходит в том случае, если семья жениха или невесты испытывает материальные трудности. По традиции свадьба должна быть максимально роскошной, с участием всей родни с обеих сторон. А вот похищение дает возможность провести скромную церемонию, исключительно для официального оформления брака. Невесту театрально «крадут» по всем правилам, увозят в дом будущего мужа, а наутро туда отправляются ее родители.

В некоторых случаях жених и невеста оказываются в ситуации Ромео и Джульетты: если они происходят из враждующих родов, то похищение – это самый простой способ добиться брака. Конфликт в таком случае должны урегулировать старейшины.

Число заявлений в полицию по факту похищений ежегодно исчисляется на Северном Кавказе сотнями. Но перед судом предстают единицы. Остальные похитители становятся законными мужьями.

В 2013 г. глава Чечни Рамзан Кадыров заявил, что в республике невест больше не воруют. Он же установил наказание для религиозных деятелей, участвовавших в похищении, – им грозит лишение духовного звания. Однако, несмотря на декларативные заявления местных властей и религиозных деятелей, до реального прекращения практики кражи девушек на Кавказе еще далеко.

Почему женщин принуждают к браку

Зимой на ютьюбе было опубликовано видео похищения девушки у входа в торговый центр во Владикавказе: три парня набрасывают на неё бурку и тащат к машине. По пути похититель два раза роняет жертву головой на асфальт. Видео вызвало бурную реакцию в социальных сетях: одни беспокоились о здоровье девушки, вторые винили в растущей популярности краж дорогие свадебные обряды, а третьи ставили подписи под петицией на имя главы республики с требованием запретить кражу невест и ввести уголовное наказание. В начале мая тема кражи невест вернулась в информационное пространство. Тогда в нескольких российских СМИ появились сообщения, что депутат заксобрания Ингушетии украл женщину для принуждения к браку. Сам он это отрицает и говорит, что женился по мусульманским традициям без регистрации в загсе.

На Северном Кавказе религиозные лидеры публично осуждают эту практику, в некоторых республиках за кражу невест введены штрафы. Но неясно, решило ли это проблему или она просто уходит в тень: точной статистики по количеству жертв нет, а тема остаётся малоисследованной. Мы решили разобраться, где кража невест всё ещё актуальна и почему эту насильственную практику до сих пор не удалось искоренить.

Текст: Лера Швец

От имитации к насилию

Чолпон из Бишкека не была знакома со своим похитителем, а он до момента кражи видел её пару раз. Он подстерёг девушку у подъезда, схватил и дотащил до машины. «Я не стала кричать или ругаться, — вспоминает Чолпон. — Просто спросила, куда и зачем мы едем. А они ответили: „Мы тебя украли“. Я объяснила, что меня на рынке ждёт сестра, и попросила предупредить её. Надеялась, она мне поможет. Я пообещала, что если они позвонят ей, то я буду ехать всю дорогу молча. В итоге они согласились».

Похитители повезли Чолпон в районный центр в двух часах от Бишкека. На полпути она захотела в туалет, и мужчины согласились остановиться у кафе на обочине. «В туалете я встретила апашку (пожилая женщина. — Прим. ред.) лет семидесяти. „Апашка, — говорю я ей. — меня украли. Можете, пожалуйста, позвонить моему брату и передать, куда меня везут?“ А у бабушки, оказывается, села зарядка телефона. Но она сказала, что запомнит номер брата. Я ей не сильно поверила, но, думаю, была не была, и продиктовала номер. Она предложила забрать меня прямо из кафе, но я отказалась. У ребят, которые меня украли, было три машины, парней десять. Они не стали бы слушать пожилых людей».

Когда мужчины довезли Чолпон до дома похитителя, на улице их уже ждала толпа людей — жители села. Чолпон рассказывает, что зашла в дом без скандала и прошла в комнату, где обычно сидят невесты. «Мне начали надевать платок (белый платок означает, что девушка соглашается стать невестой. — Прим. ред.). А я говорю: „Извините, давайте сперва договоримся. Я вас не знаю. Вашего сына тем более“. Моя семья тоже из небольшого посёлка, но у нас невест насильно не оставляют. Бывает, пробуют уговорить или разговаривают с родственниками. Но те, кто меня похитил, даже не стали звонить моим родителям», — рассказывает она.

Из всех стран постсоветского пространства в Кыргызстане о проблеме кражи невест говорят больше всего. Хотя официально в год там регистрируется менее ста краж женщин, ООН ссылается на статистику в 10 тысяч случаев в год. Общественный фонд «Открытая линия» в Бишкеке работает с проблемой кражи невест с 2009 года. Представители фонда разрабатывают материалы в помощь жертвам, снимают информационные ролики, сотрудничают с МВД и сопровождают девушек на судебных заседаниях. По словам руководителя фонда Мунары Бекназаровой, работа десять лет назад начиналась с документирования в регионах. Тогда считалось, что все кражи невест происходят по договорённости. Сотрудники фонда решили проверить, так ли это, и, проехав по стране, собрали и описали 293 истории. Большая часть из них оказались насильственными.

Читайте также:  Сковорода чугунная описание

Мунара объясняет, что браки по договорённости в советское время заключались так: «Если девушка и парень хотели пожениться, он говорил: „Будь готова к такому-то часу, я повезу тебя к родителям“. Это была имитация кражи с предварительного согласия невесты. Дома у жениха готовились, звали гостей, а девушка отправляла письмо родителям, что её украли, но она решила остаться». После распада СССР выросли безработица и криминал — это привело к возрождению насильственных практик. «Когда мы в 2009 году поехали по стране документировать случаи ала-качуу, мы встречали уже разное, — вспоминает Мунара. — Через Суусамырcкую долину едет много машин из Бишкека на юг, в город Ош. На перевале продают кумыс, бензин, еду. Машина остановилась заправиться, и два парня переговариваются друг с другом: „Смотри, какая симпатичная девушка. Давай украдём“. Она слышит их разговор, убегает в юрту, прячется под кровать. Они заходят вслед за ней, выволакивают её за волосы, сажают в машину и увозят. Для нас десять лет назад это стало шоком».

Подмена традиций

Светлана Анохина, шеф-редактор портала Daptar, тоже рассказывает, что в Дагестане проблема кражи невест усилилась в постсоветские годы. Традиционно в регионе кражи невест не были широко распространены и происходили в отдельно взятых сёлах, где эта практика считалась приемлемой. «В 90-е годы разгул бандитизма нужно было чем-то прикрыть— нельзя же просто сказать: я насильник и делаю что хочу. Поэтому насильственные практики оправдывались давними устоями, обрядами и заветами предков. Они отсылают нас к культуре, где мужчина — „отважный воин“ и „носитель мужских достоинств“. Конечно, туда хорошо вписывается похищение женщины. Несколько лет назад в Дагестан из Эстонии приехал местный представитель диаспоры. Он был с дочерью, чтобы показать ей благородную землю предков. А её украли. Папа невесты был достаточно обеспеченным человеком, это была кража по расчёту: зачем долго свататься, лучше украсть. Там деньги и положение — мальчик устроен» (студентка Аминат Махмудова в итоге была спасена от похитителей. — Прим. ред.).

Собеседницы Wonderzine говорят, что с целью экономии кражу по договорённости могут организовать жених и невеста. К примеру, Гаухар из Казахстана и её жених имитировали кражу после того, как родители отложили их свадьбу из-за нехватки денег: «В назначенный день я вышла из дома как будто в магазин, и мы уехали на машине к нему. Когда приехали, провели все необходимые обряды. Нас обручил мулла». «К сожалению, сегодня воровство невесты воспринимается как альтернатива пышной свадьбе, — размышляет координатор свадеб Мадина Макоева из Владикавказа в разговоре с журналистами Daptar. — Люди считают, что если они украдут свою избранницу, это будет им экономически выгодно. Но мы забываем, что традиционность свадебного осетинского обряда заключается не в ресторане на тысячу человек, а в том, что ты, согласно обычаям, забираешь девушку из отчего дома». С Мадиной соглашается филолог-осетиновед Тамерлан Камболов: «Сам осетинский язык даёт оценку этому обряду. Есть выражение [которое переводится как] „жениться или привести невесту по традиции, по обряду, по обычаю“. Соответственно, иначе, то есть похищением — это уже вне традиции».

Несколько лет назад в Дагестан из Эстонии приехал местный представитель диаспоры с дочерью. А её украли. Это была кража по расчёту: зачем долго свататься, лучше мы её украдём

По словам Светланы Анохиной, несмотря на то что духовные деятели ислама открыто порицают практику кражи невест, вера в обычаи в обществе сильна. Необходимость насильственных практик по-прежнему объясняют «традициями»: «Недавно мы с английским журналистом обсуждали тему кражи невест, и я предложила подойти к компании молодых людей и спросить их мнение. Один ответил, что всё пошло прахом и все забыли традиции». Раньше, объяснил он, если мужчина украл девушку и вступил с ней в связь, то она уже принадлежала ему. А теперь, возмущался молодой человек, она берёт и возвращается к родителям — и они её принимают обратно домой. «Я смотрела на него как на заговоривший рояль, — вспоминает в разговоре Светлана. — Мальчик выглядел очень современно, скорее как хипстер. У него хорошая речь, он хорошо одет, встретили мы его в тусовочном месте. Поэтому я предположить не могла, что в голове у него такая страшная каша. Он серьёзно говорил, что принять обратно дочь, которую украли и обесчестили, — это падение нравов. Оставить дочь в семье похитителя — это и есть поддержка традиций».

Закон и порядки

В 2013 году в Кыргызстане местные депутаты приняли законопроект по ужесточению уголовного наказания за кражу невест. Тогда фонд «Открытая линия» провёл кампанию в здании парламента. Руководитель фонда Мунара Бекназарова объясняет, что акция намеренно обращалась напрямую к депутатам. «К третьим решающим слушаниям мы подготовили письмо-обращение от реальной жертвы ала-качуу. В письме она рассказывает, что её украли и она сопротивлялась в течение десяти дней. В какой-то момент она замёрзла и попросила дать ей что-то тёплое. Ей дали халат бабушки, в кармане которого оказались лекарства от сахарного диабета — бабушка, видимо, положила их туда, чтобы не забыть выпить. Девушка выпила всю упаковку и впала в кому. Она говорит в письме: „Три месяца я была между жизнью и смертью, выжила, но теперь у меня инвалидность. А моего похитителя не привлекли к ответственности. Он женился и создал семью. А меня всего этого лишили. Я отдаю вам свой цветок невесты, он мне больше не пригодится. Прежде чем отклонить законопроект, подумайте, сколько таких цветков вы можете получить“. Письмо было зачитано в парламенте, и каждому депутату мы вручили цветок невесты. Они проголосовали за ужесточение уголовного наказания до десяти лет тюремного заключения».

Российским законодательством кражи невест специально не регулируются. Существует статья Уголовного кодекса о похищении человека, которая предполагает, что с похитителя снимается ответственность при добровольном освобождении жертвы, «если в его действиях не содержится иного состава преступления». В реальности получается, что женщина, принуждённая к браку, нередко не имеет никакой правовой защиты. По мнению ингушского богослова и телеведущего Ахмеда Тангиева, именно редкое обращение в органы и отсутствие дальнейшего уголовного наказания мешает окончательному искоренению этой насильственной практики. В интервью телеканалу «Дождь» он объясняет, что семьи часто решают вопрос без обращения в полицию: «Если человек украл, надо ему дать срок, пусть сидит. А по обычаям часто бывает так, что его просто прощают. Влиятельные люди просят семью простить его, решить вопрос мирно. И люди прощают».

Ввести законодательный запрет на кражу невест пытались в Ингушетии в 2017 году. Тогда местный парламент внёс в Госдуму законопроект об уголовном наказании за эту насильственную практику — но он был отклонён. Пока в республике введён штраф в 200 тысяч рублей. В соседней Чечне за кражу невесты также действует наказание в виде штрафа, но там он существенно выше — миллион рублей. Эту меру Рамзан Кадыров ввёл в 2010 году — а в 2016 году объявил, что практика в республике искоренена.

Ирина Костерина, гендерный исследователь и программный координатор Фонда имени Генриха Бёлля в России, говорит, что из-за штрафов в обеих республиках кражи стали встречаться гораздо реже. «Если девушка из влиятельной семьи, которая может вступить в конфликт с родственниками похитителя, девушку могут отдать без всяких последствий или похититель заплатит неформальный штраф её семье», — говорит она. При этом отследить статистику краж, по словам Костериной, тяжело. Ведь даже насильственные случаи, когда и девушка, и её родственники против, не обязательно регистрируются: кражи невест укоренены в местной культуре и полиция может не увидеть в этом состава преступления.

Из поколения в поколение

Кризисный центр «Сезим» в Бишкеке существует уже 21 год. Его история тесно переплетена с женским движением в Кыргызстане: сотрудники центра занимаются защитой от гендерного и семейного насилия и торговли людьми. «К нам обращаются женщины уже с последствиями ала-качуу. Это женщины в кризисе после семейного насилия, — объясняет Мээрим Кадыркулова, программный координатор центра. — Мы их принимаем в шелтере или в транзитно-социальном доме и потом обнаруживаем, что семья образовалась в результате кражи. То есть женщина была украдена, осталась, создала семью с похитителем и впоследствии стала жертвой домашнего насилия. Все, кто обращаются к нам в кризисный центр за помощью, — у всех после ала-качуу в итоге было домашнее насилие, физическое и психологическое».

Читайте также:  Модели вязаных жакетов спицами с описанием

«Долгие годы я жила между двух огней. Возвращаться к родителям было позором, они меня гнали назад, а жизнь в семье мужа сладкой не назовёшь, — вспоминает жительница Казахстана Акзер, которую украл друг её знакомого. — Каждый день в доме были крики, ссоры, свекровь и старшая сестра мужа не давали мне житья. Руку на меня поднимал и муж, и его родители, и апке (старшая сестра. — Прим. ред.)».

Основной причиной насильственных краж Мээрим Кадыркулова считает продолжающуюся установку на подчинённую позицию женщины. И традицию, по её мнению, поддерживают не только мужчины: «Женщины часто успокаивают украденную девушку тем, что их тоже когда-то похитили, но у них много детей и они счастливы. Они испытали насилие, но поддерживают эту практику сами и передают её в следующее поколение». По словам Мээрим, в Кыргызстане свекровь и другие женщины из семьи похитителя играют одну из ключевых ролей в этой насильственной практике: «Свекровь, тётушки, сестры — все они прямым образом участвуют в похищении. Мужчины привозят украденную девушку домой, но дальше участвуют женщины. Пока девушка не села в платке, считается, что она ещё не невеста. Платок символизирует, что девушка остаётся в доме и становится женой. Когда уговорами, а когда криками они надевают на неё этот платок. Это может длиться часами».

Украденная девушка ждала маму в надежде, что та заберёт её обратно домой. А мама передала через родственников, что стоит остаться: дом и семья хорошие, люди состоятельные и обещали оплатить учёбу

Чолпон, которую украли в Бишкеке и привезли в село в трёх часах от столицы, родственницы похитителя пытали шесть часов. «Сначала платок на меня пробовала надеть его мама. Насильно держали мою руку, но я не далась. Потом соседки попробовали и ещё какие-то родственники. Потом халат хотели надеть, держали мои руки с двух сторон и натянули его на меня. Я образованный человек, с дипломом, говорю им: „Я же не вещь, чтобы меня просто взять и отвезти домой“. Соседи начали возмущаться: „Не давайте ей говорить. Она должна послушаться“. Утром я не успела позавтракать. Я была голодная и хотела пить. Но у кыргызов есть обычай — если не собираешься оставаться в этом доме, то ничего не должен пробовать. Они мне предлагали еду, я говорила, что не хочу. Приносили воду, от неё я тоже отказалась. Я повторяла: „Сейчас современный мир, демократия. Сейчас каждый должен за свою судьбу бороться“. А мне в ответ женщины: „Мы все это прошли. Я так пришла в эту семью, и она тоже. И что? Нормально живём“. „А обо мне кто подумает?“ — спрашивала я в ответ», — рассказывает она.

По словам Мээрим Кадыркуловой, если девушка оказывает сильное сопротивление, самая старшая женщина ложится поперёк порога и говорит, что проклянёт, если та перешагнёт через неё. «Этот символический жест пугает многих девушек. Я знаю мало случаев, когда девушка смогла перешагнуть через пожилую женщину. Но если она всё же уйдёт, это будет иметь сильный резонанс в местном сообществе», — считает Кадыркулова. Мунара Бекназарова подтверждает, что девушек, которые не боятся проклятий, гораздо меньше, чем тех, что находятся под влиянием навязанных стереотипов: «Если живёшь в деревне, у тебя нет примеров, когда девушка осмелилась уйти от похитителя. Наоборот, ты видишь, что, как правило, девушки остаются с ним, всё село это поддерживает, идёт на свадьбу, несёт подарки и поздравляет похитителя как настоящего джигита, который „завоевал“ её».

Решающую роль часто играют родственники девушки: старшее поколение, как правило, не желает огласки и предлагает ей остаться. «Мои родители приехали только к обеду следующего дня. Когда они зашли в дом, мне сказали, что все в нашем селе уже знают о похищении. Если бы я вернулась домой, это был бы позор для моей семьи. Даже в будущем я не смогла бы выйти замуж из-за этого клейма, — вспоминает похищение Гульмира из Казахстана. — Ходили бы слухи, и семье будущего жениха это бы не понравилось. И я решила остаться, чтобы не позорить свою семью. Да, я испытывала давление, и это был большой стресс. Конечно, мне было страшно. Но я смирилась».

Мунара рассказывает о случае из Джалал-Абада: украденная девушка ждала маму в надежде, что та заберёт её обратно домой. А мама передала через родственников, что ей стоит остаться: дом и семья хорошие, люди состоятельные и обещали оплатить учёбу. «Девушка написала в социальной сети, что не может заставить себя остаться и что совершит суицид, если её не заберут. В итоге её подруги и активистки вышли на нас, а мы — на МВД. Дежурная оперативная группа забрала её от похитителя и привезла в участок. Следователь пригласил маму на допрос: „Девочка говорит, что не знает похитителя и не хочет с ним оставаться“. А мама отвечает, что это не так: дочь знала похитителя и сама к нему поехала», — рассказывает Мунара.

Девушка была шокирована тем, что мама дала ложные показания, она была растеряна и не понимала, куда идти. Некоторое время пожила у подруг, а потом фонд помог ей переехать в Бишкек — сначала её устроили в кризисный центр, а потом в социальный дом. «Она была в депрессии. До этого у неё был свой привычный круг, а так она выпала из социума, — объясняет Мунара. — Общество, в котором она жила, осуждает уход от похитителя. Она не может остаться с ними и принять их ценности, но одна тоже не привыкла жить. Обсуждая уход жертвы, важно помнить, что с одной стороны, на девушку давят стереотипы — ты должна молчать и не перечить старшим. C другой стороны, их не учили самостоятельной жизни. У нас мало кризисных центров, которые могли бы на долгое время принять девушек и помочь им с социализацией».

Встречаются и ситуации, когда обряд похищения сопровождается сексуальным насилием — и унижение тоже давит на женщин. Мунара Бекназарова объясняет, что похитители используют и стереотип, что девушка до замужества должна оставаться девственницей: «Многие мужчины думают, что если состоится брачная ночь, то девушка никуда не уйдёт. Считается, что у неё сразу поменяется статус и на ней, скорее всего, больше никто не женится. В нашей практике был такой случай. Девушка оканчивала пятый курс университета, когда её украл парень. Он сначала её изнасиловал, а потом уже привёз домой. Со словами „Теперь ты никуда не уйдёшь“ лёг спать. Девушка смогла сбежать и уехала в другой регион к сестре. Но всё время после насилия она себе говорила, что не имеет права выйти замуж за парня, который не был женат, потому что у неё самой теперь „разведённый“ статус. Она себя так запрограммировала и вышла замуж за вдовца с двумя детьми. Договорилась с ним, что будет смотреть за его детьми и исполнять домашнюю работу, а он никогда не напомнит ей, что взял её недевственницей. Он ей это пообещал, но она рассказывала нам, что в итоге упрёки были постоянные».

В отличие от других, история Чолпон закончилась хорошо. Под вечер, когда она уже думала, что придётся остаться с похитителем, в дом вошли сотрудники милиции и вывели её на улицу. «Никто ничего не сказал им поперёк. На улице не осталось ни одного парня, стояли только пожилые люди. Уже в машине по пути в участок мне рассказали, что бабушка, которую я встретила по дороге в кафе, запомнила номер моего брата и позвонила ему. Она записала все номера машин и сказала, в какой посёлок меня везут. Братья сразу же выехали за мной, а в местном отделении написали заявление о краже человека. Но я попросила, чтобы этих парней не сажали, а просто проучили, чтобы они знали, что так обращаться с человеком нельзя. Когда я возвращалась домой, я позвонила той бабушке и отблагодарила её. А мой похититель оказался знакомым моей двоюродной сестры, которая ждала меня на рынке. Она сказала ему мой домашний адрес. С тех пор я с ней не общаюсь. Его самого задержали и посадили в участок, но ненадолго. Он дал взятку, мне кажется, и вышел. После этой истории братья по очереди забирали меня с работы: я боялась мести за то, что не осталась в том доме и написала заявление. Если бы меня украл мой парень, наверное, семья спросила бы у меня, согласна ли я сама. А если это парень, которого я никогда не видела, то, конечно, они категорически против. Все мои братья вступали в брак как нормальные люди — общались, долго дружили и женились».

Читайте также:  Пантовигар как принимать

Старинный обычай – похищение избранницы на Кавказе очень популярен. Современному цивилизованному человеку сложно понять и принять сей факт. Гражданские власти, духовные лидеры, старейшины, с одной стороны, выступают за отказ от древнего наследия горцев, с другой стороны, кража приглянувшейся невесты на Кавказе вновь набирает популярность среди молодежи. Каково это – выйти замуж за человека, которого зачастую даже не видела? Чем заканчиваются подобные истории? Попробуем разобраться в тонкостях кавказской свадьбы.

В каких случаях происходит кража невесты?

История происхождения традиции стара как мир. Согласно летописям, историческим трактатам славянские народы, древние римляне, народы востока таким способом издавна выбирали себе вторую половинку. Подтверждением служит и библейская книга судей, повествующая о возобновлении рода Вениаминова путем похищения девиц Израилевых. Но, оставим дела давно минувших дней.

С развитием общества, прогрессом социальной, культурной жизни женщины получили равные с мужчинами права. Но ряд обычаев, традиций остался прежним. Насколько хороши или плохи они – судить сложно. Стать женой малознакомого человека по чьей-то прихоти? А может по большой любви? Многие считают такую «практику» уголовно наказуемой, а сам обычай – варварским. Как ни странно, народы Кавказа как мужчины, так и женщины, поддерживают принятые традиции. В каких случаях парни прибегают к краже невесты на Кавказе?

  1. Как способ решения финансовых проблем: похищение на Кавказе позволяет решить вопрос с выплатой калыма родителям за дочь.
  2. Социальный статус жениха намного ниже, чем у избранницы. Понимая, что семья девушки не даст согласия на брак, организовывается похищение невесты.
  3. Очень распространенный вариант: приглянулась будущая невеста. Избранница часто не подозревает о планах будущего супруга. Этот способ добиться благосклонности девушки не всегда заканчивается печально: во многих семьях Кавказа царит любовь и гармония.
  4. Самый приятный для обеих сторон случай – по взаимной договоренности. Когда девушка и парень любят друг друга, но, в силу определенных обстоятельств, не могут пожениться. Причины могут быть разнообразные:
  • Молодой парень и девушка питают симпатию друг к другу, а семьи настроены против этого брака. Кража избранницы на Кавказе в этом случае дань традиции.
  • Когда семья девушки настаивает на свадьбе с нелюбимым человеком, тогда как ее сердце отдано другому. Истинный джигит не позволит своей избраннице страдать в ненавистном браке и похитит любимую, а родители вынуждены будут согласиться с выбором дочери.

Принятые обычаи народов Кавказа сложно рассматривать отдельно от существующих исторических традиций. Очень многие девушки считают, что только похищением истинные кавказцы подчеркивают силу чувств и серьезность намерений. Молодые парни, в свою очередь, приходят к выводу, что лучше встретить девушку своей мечты, проявляющую к ним благосклонность, чем жить с человеком, втайне ненавидящим супруга.

Описание процесса похищения невесты

Как происходит процесс похищения избранницы? Помощь в краже девушки на Кавказе обычно оказывает семья жениха, родители, друзья. Старинные легенды гласят, что истинный джигит похищает будущую супругу на коне, перекидывает ее через седло и увозит в неизвестном направлении. В настоящее время роль лошади исполняет железный конь – автомобиль. Выбрав нужный момент, когда девушка остается одна, к ней подъезжает авто, открываются двери и один или несколько молодых людей похищают невесту, скрываясь в машине с места происшествия.

Затем девушку прячут дома у родителей жениха, заставляя провести там ночь. Ведь по традициям восточных народов, если незамужняя женщина не пришла ночевать домой, она считается опозоренной. Дальнейшая личная судьба ее очень сложна – никто не захочет выбрать «нечистую» невесту в жены. Вот и приходиться похищенным девушкам давать согласие сыграть свадьбу, чтобы не опозорить свой род. Одним из способов спасти честь, избежать брака для девушки является следующий обычай: убежать из-под стражи до наступления рассвета.

Проведя ночь под одной крышей с похитителем, избранница делает выбор: соглашается вступить в брак или наотрез отказывается, что может привести к разжиганию вражды между семьями. Наличие сексуальной связи этой ночью не является решающим. Давая согласие на свадьбу, невеста и жених отправляются к ее родителям просить благословения. Последние, по традиции, отказывают в нем молодым. После рождения первенца, родители меняют мнение и принимают зятя в семью.

Официальная позиция религиозных лидеров, старейшин Кавказа заключается в том, что кража невесты не метод для создания семьи. Негативное душевное состояние похищенной девушки, зачастую очень юной, может привести к непоправимым последствиям, вплоть до самоубийства. Законодательство также стоит на страже интересов женщин. На основании обращения родителей на похитителя открывается уголовное дело. Если в дальнейшем семья похищенной отзывает заявление о краже, решая все полюбовно, а девушка соглашается на брак, претензии со стороны закона снимаются.

Возможные финалы таких историй

Многие молодые парни, решаясь на похищение невесты, не подозревают о возможных последствиях. Отлично, когда финалом такого способа создания семьи становится счастливый брак. Гораздо плачевнее, если молодая девушка вынуждена покориться воле похитителя, выйдя за него замуж. Вариантов дальнейшей жизни не много: либо «стерпится – слюбится» или же несчастная всю жизнь будет тихо ненавидеть супруга. Бывают случаи похуже, когда горячий парень с Кавказа, «наигравшись», охладевает к избраннице. К чему приводят обычаи похищения невест?

Happy End

Испытывая нежные чувства к молодому человеку, красавица Кавказа по различным причинам может не иметь возможности выйти за него замуж: возражения семьи, незамужняя старшая сестра, несоответствие положения жениха и невесты. Тогда, похищение невесты зачастую заканчивается счастливым финалом: молодые вступают в брак как бы против воли родителей невесты, но после рождения ребенка, испросив вновь благословения, получают прощение. Случай с кражей остается в прошлом, молодая семья, согласно обычаям, признается родителями девушки.

Позор невесты и вражда между кланами

Традиции кражи предполагают удержание невест хотя бы одну ночь в доме похитителя или родных. Все это время избранницу уговаривают выйти замуж за похитителя, демонстрируя его особые качества: смелость, богатство, положение в обществе. Нередки случаи, когда проходит несколько дней уговоров, а девушка отвечает отказом. Тогда родители забирают девушку домой, не обращая внимания на предрассудки. Иногда непокорную невесту отпускает домой сам жених, предпочитая найти кого-нибудь менее строптивого.

Похищение дочерей – позор и неуважение для семьи невесты. Результатом становится семейная вражда между кланами, доходящая до кровавых разборок и мести. Тяжелее всего переживают происходящее непосредственные участницы событий, решая сложнейшую дилемму: вступить в брак с нелюбимым парнем или позор на всю оставшуюся жизнь. Молодые девушки не хотят становиться причиной родовой ненависти, вражды. Вот и выходят замуж вынужденно. Замечательно, если мужем окажется добрый человек, который со временем завоюет любовь и нежность супруги.

Уголовное преследование

Власти, духовные лидеры Кавказа стараются повлиять на ситуацию: по законам государства, согласно законам шариата похищение невесты, насилие психологическое, тем более физическое – недопустимы. Уголовным кодексом предусмотрены статьи за похищение людей. Родные девушки обращаются с заявлением в полицию, а похитителю и его сообщникам, при наличии доказательной базы, грозит арест и лишение свободы сроком от 5 до 15 лет.

Случаи, когда кража является оправданной

Оправдать похищение юной красавицы на Кавказе возможно в отдельных случаях:

  • Когда крадут невесту с ее согласия. Непринятие родителями жениха/невесты, отличия социального положения – не повод разлучать влюбленных. Похищение невесты в этом случае – вынужденная мера.
  • Когда в семье есть незамужние старшие сестры, младшие ожидают своей очереди выйти замуж. Тогда разыгрывается «спектакль» похищения младшей, чтобы соблюсти старинные обычаи, традиции. Часто это происходит непросто с согласия родителей невесты, а при их непосредственном участии.

Видео: кража невесты в национальных костюмах

Как сыграть свадьбу в лучших традициях Востока? Соблюдение старинных обычаев для современной молодежи Кавказа зачастую – дань уважения предкам. В мегаполисах, крупных городах молодые люди воспринимают похищение любимой девушки как театрализованное представление. Флаги рода или клана на капоте автомобиля символизируют чистоту намерений, а кража становится доказательством серьезности чувств кавказцев. Избранница счастлива, ведь ради нее молодой человек решился на похищение. Как происходит кража невесты по взаимному согласию на Кавказе? Посмотрите наш видеоролик.

Ссылка на основную публикацию
Укол молодости для лица
Инъекции с лифтинговым эффектом – это современные процедуры, позволяющие вернуть молодость лицу и телу. Они отлично справляются с коррекцией возрастных...
Удаление маленьких жировиков на лице
Жировики на лбу, носу, веках и щеках могут быть как свидетельством существования внутренних патологий, так и неправильной или недостаточной гигиены....
Удаление рубцов лазером фото до и после
Центр эстетической косметологии Абсолют Мед предлагает лазерное удаление шрамов. В своей работе мы применяем немецкий аппарат Dermablate MCL-30. Удаление рубцовой...
Уколы в губы для увеличения
По многочисленным примерам на фото и видео показано, как действует гиалуроновая кислота, вколотая в губы, поэтому не составит труда сравнить,...
Adblock detector